Воины добра. Арсений Финберг

arseniy finberg

Вниманию читателей!

Наш сайт «Еврофорум» заинтересован в расширении проекта «Української правди» и публикует перевод статьи о героях «Волонтёрской сотни» с надеждой в недалёком будущем опубликовать переводы этой и других статей проекта на другие языки при содействии наших зарубежных коллег.

19.08.2014
Галина Титиш

«32-летний Финберг – один из сооснователей «Волонтёрской сотни». Это сообщество объединяет активистов для работы по трём направлениям – помощь АТО, раненым и вынужденным переселенцам. Арсений координирует последнее направление.»

*       *      *

 У них у всех разные направления и стиль работы.

Кто-то может организовать работу и наладить логистику, кто-то – не боится прорываться через блокпосты ДНРовцев и вывозить людей с оккупированных территорий, кто-то – собирает неимоверные суммы на раненых или одевает нашу армию, а кто-то – помогает тем, что бесплатно едет в разрушенные города и ремонтирует дома местных. Естественно, бесплатно.

Их всех объединяет желание помочь и бороться в войне своим оружием – творя добро. Поэтому они не просто надежный тыл или образец чудесной самоорганизации украинцев, они – Воины Добра.

Эта история – про активиста и бизнесмена, который еще со времен Майдана не может отойти от волонтёрства. Как шутит сам основатель «Интересного Киева» Арсений Финберг, он – «волонтер поневоле»: уже и хотелось бы переключиться на что-то другое, но не удается. От этого несколько страдает бизнес, но пока довольно много своего времени Арсений жертвует на социально важные вещи.

32-летний Финберг – один из сооснователей «Волонтёрской сотни». Это сообщество объединяет активистов для работы по трём направлениям – помощь АТО, раненым и вынужденным переселенцам. Арсений координирует последнее направление.

В разговоре он часто говорит «кинул клич в Фейсбуке», чтобы объяснить, как все организовывается. Хотя на самом деле налаженная система не так уж и проста: нужно скоординировать людей и ресурсы, привлечь для этого средства через личные знакомства и доверие к нему, писать отчеты о движении средств и еще множество разных дел.

Немалый кусок работы, если учитывать, что речь идет о тысячах переселенцев, проживающих сегодня в столице и ее окрестностях. Но у Финберга, несмотря на молодой возраст, есть опыт развития эффективного бизнеса, и он использует этот опыт для налаживания работы «Волонтерской сотни».

Как объясняет Финберг, «за время Майдана люди поняли, что если они хотят перемен, то они должны сами их совершить. У каждого своя роль, каждый может помочь по-своему». Потом спокойно добавляет, что был бы рад не заниматься этим, но пока не удается – государство не справляется со всем потоком заданий, и без волонтеров не обойтись.

volonterska-sotnya

Склады «Волонтёрской сотни» с гуманитарной помощью
Я начинал ещё в феврале с «Эскадронов добра». Ежедневно более десятка машин курсировали по Киеву, закупая медикаменты и развозя их по больницам. Когда потребность в помощи раненым майдановцам отпала, мы занялись вынужденными переселенцами – тут было работы непочатый край.

Всё организовывалось через Фейсбук. Когда начали стрелять на Майдане 18 февраля, я понял, что пользы от моего стояния там мало: никакой военной подготовки, никакого военного опыта. Сразу подумал: чем я могу помочь? В результате решил помогать раненым, закупать медикаменты.

На Фейсбуке писал: «Вот номер карты, кто хочет помочь – присоединяйтесь».

Желающих приобщиться оказалось немало. Уже на следующий день ездили 2-3 машины, а на третий – я решил, что эффективнее будет собирать потребности и организовывать людей, чем самому мотаться по городу.

Мы решили поделить всех на штаб, который узнавал о потребностях, и  экипажимашины, которые получали списки необходимого и распределенный бюджет для закупок.

У нас уже были контакты на медицинских складах, в аптеках, поэтому мы могли быстро получить нужный препарат. Таким образом, нам удалось наладить определенную систему логистики.

— Сколько в целом людей было привлечено к работе «Эскадронов добра»?

— В самые пиковые дни работало более десятка машин. В целом за всё время в наших «Эскадронах» было несколько сотен людей.

— Очень хорошее название – «Эскадроны добра». Кто его придумал?

— Денис Бигус, когда открыл склад с медикаментами. Мы активно помогали развозить лекарства с этого склада. К примеру, когда через 15 минут нужен был экипаж, чтобы что-нибудь отвезти, мы брали это на себя. Вот Денис нас так и называл.

Вот так, команда, которая началась с «Эскадрона», продолжает работать сейчас. Кто-то отпал, кто-то присоединился, но костяк остался. В группе «Эскадроны добра» на Фейсбуке – около 3 тысяч человек.

Я занят сейчас несколькими другими проектами, моя активность там значительно упала, но работа все равно ведется. Еще в начале мне хотелось наладить систему, которая сможет функционировать без меня.

Здесь и далее комментарии, выделенные  по тексту, – автора:

Активным волонтерам не часто удается сочетать работу и помощь другим. Финберг еще курирует деятельность команды «Dream Kyiv.Контроль» – социального волонтерского проекта по контролю работы депутатов Киеврады

В сами поселения Арсений не ездит, чтобы не распылять время и силы – «гашение пожаров» типа «найти прямо сейчас машину / встретить прямо сейчас семью» взяли на себя другие волонтеры. Финберг предпочитает сохранять спокойствие и здравый рассудок, и помогать, оценивая ситуацию извне. 

Как рассказывают его коллеги, Арсений часто видит обсуждение какой-то проблемы в закрытом чате «Волонтерской сотни» (таких ситуаций множество), но включается лишь тогда, когда у него есть наиболее эффективный и простой способ ее решения.

В марте-апреле я встретился с активом «Эскадрона», и оказалось, что сейчас с вынужденными переселенцами происходит абсолютно непонятная вещь: у нас было около 30-ти организаций, которые так или иначе занимались переселенцами, но каждая из них делала все: то есть каждая из них занималась вывозом, поселением, кормлением, медикаментами, работой.

Когда организация занимается всем – она хорошо не занимается ничем.

Тогда состоялась первая встреча групп волонтеров, работающих с переселенцами (к этому времени таких собраний было четыре). Нам удалось сегментировать все организации, определить, кто чем лучше занимается, и, соответственно, или найти им помощь волонтеров, заявлений от которых насобиралось более тысячи, или просто сосредоточить их деятельность на чем-то одном.

Все организации были объединены в платформу «Волонтерская сотня», чтоб не было случаев монополизации каких-то заслуг под разными «брендами».

Арсений показывает на телефоне файлы Координационного совета «Волонтерской сотни». В нескольких вкладках – списки волонтеров и организаций, перечень локаций, где живут переселенцы, телефоны координаторов, склады, волонтеры с жильем, вакансии для восточных жителей и контакты тех, кто ищет работу.

Словом, все, что нужно, чтобы быстро сориентироваться, кому звонить, кого искать и где что можно взять.

— Вокруг Киева есть более 20-ти мест компактного проживания переселенцев. Некоторые из них – это санатории, пансионаты, которые были выделены властью. Другие – это пансионаты, восстановленные на средства людей, или гостиницы, в которых были свободные места. Нам удалось наладить связь с каждым из этих поселений.

Спустя некоторое время мы решили работать по такой схеме: в каждом из поселений есть человек-координатор, постоянно находящийся там, и есть отдельно киевский волонтер, который знает обо всех нуждах в поселении и контролирует все лично.

Ко мне как-то обратился Владислав Чечоткин, владелец «Розетки». На свой день рождения они провели акцию, передав всю свою прибыль за определенный отрезок времени на помощь переселенцам – 1,2 миллиона гривен. На эти средства мы кормили те несколько тысяч людей, о которых заботимся, но деньги заканчиваются, осталось меньше 200 тысяч. Если раньше мы кормили всех, то теперь – только детей.

Вопросов со складами для продуктов нам удалось избежать благодаря сотрудничеству с компанией zakaz.ua Егора Анчишкина. Таким образом, наши волонтеры оформляют заказ, который собирается в Metro. Zakaz.ua своими силами и средствами развозят продукты из Metro, но если заказ слишком большой, или место-получатель находится слишком далеко, мы находим машину, и развозим это сами.

На Фейсбуке создан чат для владельцев авто – «Автобатальон волонтерской сотни». Там около ста добровольцев, готовых помочь транспортом.

В этом нам часто помогают организации типа Автомайдана, Автодозора – они тоже есть в этом чате.

Ещё одна из компаний, которая просит, чтоб никто не разглашал ее название, кормит 50 наших волонтеров из 8 волонтерских организаций горячими обедами. Один из переселенцев за небольшую зарплату развозит эти обеды нашим волонтерам – и у переселенца есть работа, и наши волонтеры не голодны.

— Создается впечатление, что привлечь бизнес к благотворительности сейчас уже не так проблематично, как раньше.

— Я только что из Львова. Там есть известное кафе «Театр кави». Они мне говорят: «Сегодня всем гостям даём 10% скидку. Но мы советуем, если у вас есть такая возможность, оставьте эту скидку в ящичке для батальона «Айдар». Этот ящичек прямо возле кассы стоит.

Как человек из бизнеса, я понимаю, что такая скидка для самого бизнеса – не проблема.  Большинство мелких бизнесов 10-20% закладывают на так называемый маркетинговый бюджет – то, что они готовы потратить на рекламу, на привлечение клиентов, дисконтные программы.

То есть бизнес все равно эти средства тратит, если есть возможность сейчас их направить на нужное и социально важное дело – это чудесно.

Мы, например, договорились с «Аромой», что с каждой чашки кофе, которую они продают – 1 гривну пересчитывают на «Волонтерскую сотню». Они передали хлеб в военный госпиталь. Другие предприниматели уже второй или третий раз привозят нам «Боржоми».

Ко мне часто обращаются друзья-предприниматели, и я перенаправляю их на конкретное поселение, они ему помогают.

— В Днепропетровске хорошо налажена система обеспечения беженцев: ОДА выделила склады для хранения продуктов и медикаментов. Кроме того, она выделила места для поселения этих переселенцев. Остальное, конечно, взяли на себя волонтеры. Как это все происходит у нас в Киеве?

— У нас это все абсолютно независимо. Официально штаб помощи переселенцам был оформлен лишь несколько недель назад. При обращении к МЧС было очевидно, что они знают, как гасить пожар, но не знают, что делать с переселенцами. Единственное, что сделало государство для переселенцев – выделило пансионаты, хотя никаких средств на их содержание не было.

Питанием занимались мы. После сотрудничества всех заинтересованных сторон, началась регистрация всех переселенцев, и теперь на железнодорожном вокзале есть центр регистрации переселенцев. Своими волонтерскими силами мы уже обустроили там детский уголок, привозим воду.

По сути, регистрационные центры ничего не дают, кроме справки, что люди являются вынужденными переселенцами.

А вот уже со справкой они могут претендовать на какие-то социальные выплаты для устройства жизни здесь. Кроме того, им не имеют права отказать в больнице.

— Трудно ли собирать средства на содержание переселенцев?

— Мы почти этого не делали, потому что у нас был грант, о котором я рассказывал. Но на счету осталось мало, средства пошли на еду и медикаменты для переселенцев.

Теперь я думаю, как обеспечить финансово питание этих людей, потому что деньги заканчиваются – мы два месяца на них кормили переселенцев. Все отчеты о движении средств открыты, для нас это принципиально.

— О каком количестве переселенцев на сегодняшний день идет речь?

— Сейчас под нашим попечительством находится около 3 тысяч переселенцев, поток значительный. Но появляется позитивная тенденция, когда некоторые поселения отказываются от нашей помощи и переходят на автономный режим самообеспечения.

Хотя, конечно, с каждым днем прибывают все новые и новые переселенцы, которые тоже нуждаются в обеспечении.

— Какое количество мужчин среди беженцев?

— Этот вопрос волнует всех, но в нашем законодательстве нет механизма, который бы обязал их поехать в зону АТО. Да и вообще возникает вопрос, целесообразно ли будет их туда отправлять, и насколько эффективны они там будут. Потому что, если говорить честно, то далеко не все беженцы проукраински настроены.

Конечно, казусов с вивешиванием флагов ДНР, как в Петровцах, не было, но беженцы разные. Одни спрашивают, как могут помочь, другие же говорят «мы приехали, мы тут будем, кормите нас».

— У тебя нет страха, что мы сейчас «балуем» государство?

— Не могу ответить на этот вопрос прямо. На встрече президента с волонтерами я увидел, что Порошенко действительно занимается проблемами страны. По его словам, он сам проводит 1 час в соцсетях, чтобы понимать, что происходит.

Возможно это популизм и пиар, но я готов этому верить. Ему досталась абсолютно недееспособная машина, которую он пытается привести в порядок. Но я верю, что если мы хотим изменить свою страну, мы должны делать это сами.

Кто-то может пойти на государственные посты, кто-то может отвезти детей переселенцев в цирк и обратно, или дать бесплатные билеты на какое-то шоу – каждый должен делать хоть что-то, что может, чтобы изменить страну к лучшему.

Знаешь, мне постоянно приходится гасить панику жены «когда мы уедем?», но я в этом плане очень патриотично настроен. Я основал «Интересный Киев» потому, что я люблю этот город. И сейчас у нас есть большой шанс. Соседи немного мешают полноценно им воспользоваться. Но в этом есть и плюс – воспитание патриотизма происходит намного быстрее, чем в мирное время.

— В поселениях живут не только беженцы из Донбасса, но еще и крымчане. Они получают какую-то помощь?

— Да в поселениях живут и крымчане. Наша позиция такова: мы помогаем человеку полтора месяца. За это время он успевает переоформить различные справки и трудоустроиться. Люди бывают разные, есть поселения, где все работают. А есть поселения, где работают 5 человек из ста.

Поскольку сейчас финансирование заканчивается, мы будем готовить только пайки для детей, а взрослые должны сами себя обеспечивать. Вообще это делать трудно, потому что сложно контролировать выдачу пайков, нельзя же указать человеку – тебе можно брать еду, а тебе нет.

— С какими проблемами, кроме еды, сталкиваются волонтеры при поселении переселенцев?

— Совершенно не понятно, где будут жить переселенцы, когда похолодает. Девять из десяти мест их пребывания не приспособлены к зимовке. Что касается

жителей Востока, еще есть надежды, что АТО скоро закончится, и люди смогут поехать домой, то с Крымом так не будет.

Сейчас нужно либо строить жилье, либо делать что-то с этим.

У нас деньги заканчиваются, кто будет кормить людей дальше – непонятно. Было бы хорошо, если бы за это взялось государство, но возможен и вариант, что людям скажут – обеспечивайте себя сами.

Также есть большие проблемы с вывозкой людей из «горячих» точек. 90% всего делается силами волонтеров. Все коридоры, создаваемые государством, чаще всего существуют только номинально, и на деле оказываются фикцией.

Еще существует проблема оплаты коммунальных услуг в пансионатах, в которых живут переселенцы. У пансионата «Джерело», восстановленного волонтерами, есть большая задолженность, которую кто-то должен погасить.

А еще в самом начале работы у нас были проблемы с местами аккумуляции гуманитарной помощи, но сейчас на постоянной основе работают несколько складов. Один из них в «Дримтауне» — его нам отдал в пользование Александр Меламуд. Там теперь постоянно работают волонтеры. Другой – на Контрактовой площади.

— А что сейчас наиболее необходимо? Чем другие люди могут вам помочь?

Ну, нужд всегда много. Но, прежде всего, на складе огромный дефицит всех моющих средств, шампуней, бытовой химии. Поэтому, если у кого-то есть такая возможность – привозите их прямо на наш склад на Боричев Ток 43/9 (на углу с Фроловской). Также очень не хватает постельного белья.

И мы всегда ищем большой бизнес и меценатов, которые хотят поддержать нашу «продуктовую программу» — мы готовы продолжать кормить всех детей в поселениях, были бы деньги.

(Кстати, их можно перечислить на карту 4405 8858 2973 8563 Согор Иванна Степановна)

После беседы едем с Арсением до ближайшего склада, который на Подоле. За железной дверью в помещении бывшей фабрики «Юность» – коробки с одеждой, игрушками, посудой.

Руководитель склада, Александр из Крыма, напоминает Арсению о полочках – они очень нужны для развешивания одежды и раскладывания коробок. Финберг берет это на заметку (он уже договорился о них, нужно лишь ускорить процесс).

Спустя несколько дней с помощью соцсетей Арсений собирает знакомых для установки этих полок, сортировки одежды. Напротив списка заданий теперь можно смело записывать «полочки для склада – done».

Оригинал: pravda.com.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Login

Register | Lost your password?