Наши боль и страдания не должны остаться для нас оковами

25.11.2014

Владыка Борис (Гудзяк)

Эти дни ноября полны для нас, украинцев, особого символизма – в них тесно переплелось прошлое и настоящее, радость и боль, отчаяние и надежда. Мы поминаем жертв Голодомора – искусственного голода в Украине 1932-1933 гг. Мы отмечаем День свободы и достоинства как воспоминание о двух революциях духа нового времени – Оранжевой и Революции достоинства. Мы молимся за упокой воинов, что ежедневно гибнут на восточных границах Украины. Мы вспоминаем чистую жертву Небесной Сотни, тех героев, которые отдали свою жизнь за солидарность и гражданскую ответственность. Молимся за пострадавших во время аннексии Крыма, в частности за наших братьев-мусульман – крымских татар, которых уже второй раз лишают родины.

История геноцидов ХХ века – от армянской трагедии, столетие которой молитвенно будем вспоминать 24 апреля 2015 года, до страшных убийств в Руанде – останется навсегда невыразимой болью человечества. Историки отмечают, что в 1930–40-е годы Украина была самым опасным для жизни местом в мире. И, к сожалению, сегодня в Украине опасность снова растёт.

Голодомор является центральным и знаковым проявлением длительного геноцида на украинской земле, который в ХХ веке уничтожал политическую и культурную элиту, крестьянство, духовенство и верующих всех конфессий и привёл примерно к 15 миллионам жертв. В Украине система уничтожала нацию. Проект создания нового homo sovieticus перечёркивал Божественное начало человека, его Богом данное достоинство. Голодная смерть миллионов людей на самой плодородной земле на планете, которую Гитлер пытался вывозить вагонами в Германию, стала образом советской системы – лживой иллюзии о прошлом, о будущем, о человеке и мире. Когда украинские крестьяне умирали от голода, Советский Союз экспортировал зерно на Запад, чтобы развивать свою индустриальную и военную мощь. В Европе не верили, что голодают люди в стране, поставляющей ей хлеб. Так же и сегодня многим трудно поверить в инвазию восточной Украины.

Много лет геноцид украинского народа (а это был именно геноцид, потому что люди умирали из-за того, что были украинскими крестьянами) замалчивался и был не известен миру. Да и сами украинцы не осознавали той большой травмы, которую нанёс им Голодомор.

Ведь, Голодомор, который лишил жизни миллионы людей, разрушил семьи и стёр с лица земли целые деревни, – это не просто трагедия, это токсическая травма украинского народа. Голодомор и советский террор посеял страх. Страх перед властью, забирающей последний кусок хлеба. Страх перед соседями и знакомыми, которые могут оказаться агентами КГБ. Страх, что за неосторожное слово или чью-то выдумку можно получить расстрел или ссылку в Сибирь. Страх передавать детям веру в Бога, потому что духовная практика, жизнь Церквей – православных, католиков, протестантов и религий иудеев и мусульман – режим жестоко преследовал. Страх перед собой, перед тем, во что голод может превратить человека.

Мы стоим перед таинством лукавства (мистериум iniquitatis), стоим перед страшным потенциалом человеческой свободы, нашего с вами поведения, наших идеологий, чёрствости наших сердец, безразличия к человеческому терпению.

В этой нашей тьме made by man – возьмём как человечество на себя ответственность – стоим мы с Великим Богом, который стал человеком и стоит рядом с нами, который себя умаляет, погружается во тьму нашего греха, в самую нашу смерть.

В течение лет независимости мы молились, чтобы эта травма, наша боль и страдания не стали для нас оковами. Мы молились, чтобы кровь мучеников, мучеников Голодомора, была семенем Церкви, семенами живого, радостного, мирного народа.

Прошлой зимой мы это засвидетельствовали: мы отправились в мирное паломничество от страха запуганного homo sovieticus достоинства.

Мы увидели достоинство в глазах и на лицах людей разного возраста, статуса, конфессий, национальностей, языка, которые собрались на Майдане, готовые жертвовать своим временем, здоровьем (в некоторые ночи температура была –20°C) и, в конце концов, жизнью. Они показали своё достоинство, на которое никто не смеет посягнуть.Мы помним эти достойные лица – Устима Голоднюка, 20-летнего юноши, раскрасившего свой шлем в голубой цвет миротворца ООН, показывая свои мирные намерения; преподавателя Украинского католического университета Богдана Сольчаника; 17-летнего мальчика Назара Войтовича – единственного сына в семье, который пробыл на Майдане всего два часа в трагическое утро 20 февраля… Их кровь, кровь Небесной Сотни, пролитая на Майдане, мученическая смерть жертв Голодомора, войн и терроров уже стали семенами. Они совершили невозможное. Однако теперь мы ответственны за созревание этих плодов. Наше паломничество не простое, но победное.

Сегодня мы вспоминаем Голодомор не ради смерти, а ради жизни. Нашей жизни, жизни наших потомков, жизни Европы. Безумие мучителей и жестокость палачей не может перечеркнуть потоки жизни и жизненности, которые вытекают из нашей истории. Сегодня мы есть. Даже после Голодомора. Даже после коммунизма. Даже после инвазии.

Память о Голодоморе, о майдане, о современных вызовах нас объединяет. Это единство становится таинственным, пасхальным переходом от креста к Воскресению. Парадоксально, но сегодня Голодомор даёт нам единство и жизнь. Майдан даёт нам жизнь. Мужество на востоке, какими бы страшными, болезненными и нелепыми не казались бы потери, проявляется ради жизни, ради Воскресения.
Владыка Борис Гудзяк,
Епископ Парижской епархии УГКЦ, президент Украинского католического университета

Этот текст был зачитан на французском языке в Соборе Парижской Богоматери 23 ноября во время поминальной Литургии по жертвам Голодомора, героев Небесной сотни и погибших на востоке Украины

Оригинал: news.ugcc.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Login

Register | Lost your password?